Category Archives

    Fashion

  • All
  • Дарья Лебедева: как мы создавали наше первое fashion-видео

    Для меня марка одежды – это не только одежда. Это люди, которые ее создают, люди, которые ее носят, люди, которые ее продают, люди, которые ее рекламируют. Правильная марка одежды – это крохотная утопическая вселенная, которую ты создаешь для себя и для людей каждый день.

    Я должна была оживить прежде статичную и двумерную картинку марки, рассказать о мире LSD Clothing. Видео – это лучшее что мы могли придумать, чтобы проиллюстрировать одну из историй нашей вселенной.

    У меня часто спрашивают, что является источником вдохновения при создании коллекции. Да ничего не вдохновляет на самом деле) Я неплохой инженер, одежда для меня – удобная трехмерная конструкция, дизайн – набор линий, расположенных в гармоничном порядке. Но вот что меня вдохновляет каждый день вставать с кровати, не сдаваться в сложные времена, когда плачешь от бессилия, что заставляет двигаться вперед, бесконечно стремясь к улучшению – так это люди.

    Наша одежда целиком и полностью посвящена женщинам. Это моя ода женщинам, их силе, их смелости, их красоте, наполненности, живости.

    Для видео я искала тех героинь, которые могли бы через свою индивидуальность раскрыть разные грани понятия женской силы и красоты. Я хотела, чтобы мы рассказывали об этих девушках через предметы, которые окружают их каждый день.

    И с героинями, и с режиссером я определилась очень быстро. Решения будто лежали на поверхности. Я знала, что мой ролик должна снимать девушка. Мне нужен был внимательный взгляд, который видит и умеет запечатлевать красоту. С Катей я была знакома очень давно. Еще со времен ее диджейства и моего бесконечного волонтерства. Я наблюдала ее творческое взросление, видела ее эстетику, и понимала, что хоть я и не знаю какой должна быть картинка, Катя сделает мне именно то, что нужно

    Подкупить Катю бургером с лососем оказалось несложно)), и вот мы уже в процессе подготовки.

    Я люблю доверять профессионалам и не вмешиваться в их работу. Я уже сделала свой выбор, и теперь отхожу в сторону, наблюдая за тем, как Катя собирает съемочную группу, ищет нужную ей локацию.

    Я в тумане, отшив коллекции и подготовка к показу в самом разгаре, от Кати круглосуточно в телеграм сыплются сообщения. В памяти осталось отрывочное «… это не подходит, я не смогу подвесить там грушу», «нет-нет мне нужен именно черный кадр, все в черном! Дай мне черное платье», «где проектор? Найди мне проектор», «… 3 метра журналов. Нет, пять!! Да, точно, мне нужно пять», «Все бежевое? Отлично. скинь мне одежду, мне нужно видеть одежду».

    В это же время Аня, наш бренд-менеджер, вела переговоры с каждой из героинь. Телефон продолжает разрываться. «нет, у нее не получается, рейс в Вену, не успеет», «а 15 марта? Мы можем рассмотреть 15 марта?», «давай перенесем на два, надо успеть состыковать с визажистом».

    Если выстроить все буквы наших переписок в ряд, мы легко сможем опоясать Экватор.

    Катя – перфекционист, она не идет на компромиссы, ей нужно детально перенести каждый кадр из своей головы в жизнь. Для меня за кулисами остались Катины часы голосовых сообщений и километры переписок с ее командой.

    Наконец, день X.

    Мы приезжаем на площадку к 8 утра. Подъезжая к «горизонту», видим, как разгружают фургон с оборудованием. Куча какого-то железа, все выглядит очень солидно)) понимаем, что это все к нам. Начинает доходить масштаб происходящего.

    15 минут, чтобы выдохнуть и пожелать друг другу идеальной субботы.

    Лилия, наша первая героиня, пунктуальна. Мы успеваем поздороваться, вложить ей в руку кофе, и вот она на уже на мейке. Она простужена, но ни словом, ни взглядом на выдает своего самочувствия. Она – лучший маркетолог Беларуси, признанный специалист своего дела. Она любит кино, и эта любовь созидательна: под руководством Лилии Магамадовой был создан Velcom Silver Art – проект, в рамках которого проходят предпоказы фестивального кино. А еще в процессе разговора выясняется, что она мастер спорта по стрельбе. Ей богу, наши героини – это нечто удивительное!

    Поднимаемся на площадку.

    Катя и ее группа ровны, спокойны, сфокусированы. Напряжение меня пока не отпускает. Я вижу огромную белую циклораму, большое пространство. Вместе с нами на площадке 10 человек, каждый тихо и увлеченно что-то делает. Все тихо шуршат в тапочках, ставят свет, проверяют оборудование.

    Лиля в кадре. Запускают проектор. Лилия будто в матрице. Коды бегут по косухе, ползут по лицу, во взгляде собранность. Она – повелительница времени.

    Меняется сет дизайн. Теперь Лиля в окружении старых телевизоров. Господи, откуда они их взяли?! На каждом телевизоре – прошлое и будущее в старых и новых логотипах компаний.

    Кате не нравится, как выглядит в кадре наш логотип. Долго выверяют нужное количество дыма, чтоб логотип на экране выглядел как надо. Я заглядываю Кате за плечо: там магия. Сердце перехватывает от восторга. Картинка чистая, невероятно красивая. Напряжение наконец отпускает, я понимаю, что все пройдет как надо.

    Мы будто становимся на конвейер, тайминг четкий, все происходит вовремя. Одна героиня сменяется другой.

    В кадре Настя, самый молодой главный редактор Беларуси. Затаив дыхание, мы следим, как Настя, сама едва дыша, аккуратно крутит дорогущие песочные часы. Несколько дублей, и еле заметная капелька пота сползает по Настиному виску. Катя и я смахиваем такую же каплю со своих лиц.

    Дубль: вокруг Насти начинают расти журналы. «Выше!» – кричит Катя. «Еще выше!»

    «…! Падает!!» «Мне нужна именно эта высота, ставь еще!» «Так, не дышим! Выключить музыку! Никакой вибрации! Снимаем!» Едва Катя говорит магическое «снято», стопка победно заваливается на землю.

    Перерыва нет. я выхожу, отвлекаюсь на фотосъемку, которая проходит в соседнем помещении. Когда возвращаюсь, вижу: на стремянке, облепленный со всех сторон командой, стоит оператор с перфоратором и сверлит дырку в потолке. Чуть ниже стоит Катя с пылесосом, еще ниже ассистентка с пакетом. Да, вот так и снимается фэшн ролик.

    А все для того, чтобы подвесить на потолок мешок для Саши – мастера спорта по тайскому боксу и кикбоксингу, призера чемпионата Европы. Саша красива, собрана, точна в движениях, энергетически наполнена. Когда Саша посмотрела в камеру, всех будто немного откинуло – так много было силы во взгляде. С первых дублей все складывается, мы быстро заканчиваем. На площадке появляется последняя героиня – Таня.

    Если бы нужно было подобрать всего одно слово, похожее на нее, этим словом был бы «свет». Столько мудрого спокойствия, столько свечения, столько любви! Вскоре появляются Танины ребятишки. Маленькая принцесса в сопровождении четырех братьев-красавцев. Наслаждением было любоваться на эту удивительную семью, в которой царит любовь и уважение друг к другу.

    Наконец съемочный день заканчивается. В душе приятное послевкусие и нетерпеливое ожидание результата. Останавливаться некогда, до показа всего три недели и очень много работы.

    Приятного просмотра!

    Идея: Лебедева Дарья

    Heroines:
    Lilya Magamadova
    Anastasia Karasyova
    Tanya Keyzerova
    Alexandra Sitnikova

    Сlothes: @lsd.clothing
    Designer: @darialebedzeva
    Models — «Tamaramodels»
    MUAH: @levchuk_inna

    Directed and Edited — Kati lee @katileeart
    DOP — Nikolay Laydra
    Dop assistant — Dmitry Tsyhan
    Director assistant — Dasha Kolesnikova
    Props Artist — Aliaksandr Jacevič
    Decorator — Misha Spravillivyj
    Record voice: Fill Radiofillz⠀⠀

  • Муж с женой шьют одежду — ее заценили даже в «Модном приговоре» – интервью Даши Лебедевой для Probusiness.io

    Даша Лебедева с детства мечтала стать модельером и постепенно шла к своей мечте. Первый бизнес с пошивом одежды провалился, но муж Артем предложил создать свою марку одежды. Теперь у семейной пары есть свой бренд LSD Clothing, который стал «Открытием года» на первой Национальной модной премии Belarus National Fashion Award и засветился в «Модном приговоре». Как они к этому пришли, Даша рассказала «Про бизнес».

    — Идея сделать свой бренд одежды родилась из неудачного стартапа. У меня была студия с индивидуальным пошивом одежды. По факту я реанимировала идею советского дома мод, где модельер придумывал фасон по заказу клиента. Через год работы поняла, что такой вариант нерентабельный. И мой муж Артем предложил попробовать отшивать коллекции мелкими партиями.

    5600 долларов для старта

    Начнем с того, что модельером я хотела быть с детства. К своей цели шла очень последовательно: окончила художественную школу, получила высшее образование по специальности «Дизайн», дополнительное образование в сфере модного менеджмента и производственный опыт на фабрике. А вот Артем ради нашего бизнеса совершил неожиданный кульбит.

    Он никогда не интересовался модой и был от нее далек настолько, насколько это возможно. По образованию — инженер по автоматизации процессов и производства. После окончания учебы 7 лет занимался обслуживанием компьютерной техники. Но после знакомства со мной все поменялось. Именно Артем увидел в создании марки одежды большие перспективы и колоссальные возможности.

    Конечно, мы опасались работать вместе и задавались вопросом, не повлияет ли это на наши отношения? Но, несмотря на то что разногласия случаются, мы оказались отличной командой. Занудный мозг Артема прекрасно уравновешивает мои творческие порывы. Я занимаюсь разработкой новых моделей и запуском их в производство, работаю с поставщиками. Артем занимается логистикой, документооборотом, работой с магазинами.

    История марки начиналась в 2016 году с двух небольших комнаток общей площадью 30 квадратных метров. ИП было уже открыто, и поскольку мы фактически занимались индивидуальным пошивом по заказам, то документов дополнительно не требовалось, только оплата единого налога. Ремонт был сделан своими силами с минимальными вложениями. Закуплены 2 швейные машинки, промышленный утюг с парогенератором, мебель (стол, стулья, стеллаж) и немного ткани. На старт ушло около 5600 долларов:

    • Закупка оборудования и мебели: 1800 долларов
    • Закупка сырья для первых образцов: 1000 долларов
    • Зарплата портной и конструктору: 1500 долларов
    • Аренда помещения: 800 долларов
    • Ремонт: 500 долларов.

    Через полгода одно помещение сменилось другим, уже на 90 квадратных метров, и добавились еще две швейные машинки. Так мы начали расти.

    Сейчас мы создаем повседневную дизайнерскую одежду под маркой LSD Clothing. Концентрируемся на верхнем ассортименте: плащи, пальто, куртки из экокожи, парки. Название я придумала еще в университете, но только в 2016 году расшифровала как Lifestyle Simple Design.

    Единственная сложность, которая была в самом начале — выжить. Было общее представление о том, как все должно выглядеть, но оно упиралось в деньги, которых не было. Мы ничего не знали о бизнесе, поэтому двигались вперед методом проб и ошибок. Было очень много вопросов. Где найти ткани? Что делать с документами? Где продавать? Как раскручиваться? Сплошная неизвестность. Ткани и фурнитуру покупали в розницу в магазинах Минска, первые заработанные деньги неразумно вкладывали в какие-то авантюры, которые не окупались.

    А сотрудников я вообще боялась: выхватывала у них работу из рук, чтобы не перетрудились.

    Артем в этом плане пожестче, с самого начала легче делегировал обязанности.

    Пошли своим путем

    Мы заходили на рынок с совершенно смешной для модного бизнеса суммой, которую одолжили у родственников. Потому не могли позволить себе большие полноценные коллекции: производить много единиц было опасно из-за того, что они могли не продаться.

    Поэтому мы приняли решение точечно запускать продукты, предварительно проверяя на них спрос через соцсети. Делали пост в соцсетях (Instagram, ВК, Facebook), не указывая цены, и смотрели на количество комментариев. Комментарии оставляют самые заинтересованные. Те, кто преодолевает раздражение от необходимости писать коммент, а потом ждать ответа в Директ. Чтобы получить максимальный эффект и снизить градус негатива, мы очень быстро обрабатываем запросы. Обычно ответ люди получают в течение максимум 15 минут. В большинстве случаев за первые пару часов понятно, вызывает данная модель интерес или нет.

    Да, мы несколько потеряли в грамотном создании имиджа бренда из-за такого подхода. Обычно фэшн-бренды изначально прописывают свои ценности, ЦА, коммуникационную политику с аудиторией и подытоживают это полноценными коллекциями. Мы пошли по другому пути, отказавшись от прописанного плана. Такая стратегия окупилось быстрым выходом на рентабельность, но сильно раздробила портрет нашего клиента и сделала грамотное построение имиджа невозможным.

    Но в этом есть и сильные стороны. Поскольку мы не запускаем много моделей одежды одновременно, то тщательно разрабатываем каждый продукт. Долго тестируем образец. Нам важно, чтобы вещь доставляла удовольствие. Чтобы ее было просто сочетать, приятно носить, но чтобы при этом сохранялось ощущение именно дизайнерской одежды. У каждой единицы под нашей маркой есть свои удобные фишки. Такой дизайн-процесс, конечно, занимает очень много времени и сил, но это стоит того: таким образом мы обеспечиваем себе очевидное для клиентов конкурентное преимущество.

    У нас нет четкого портрета клиента

    Найти первых клиентов оказалось несложно. Мы начинали с фэшн-маркетов. Прекрасная популярная площадка, на которой в режиме реального времени можно получить обратную связь от клиентов. На первом маркете в Минске все было раскуплено буквально за несколько часов, мы раздали больше сотни визиток. За считаные часы наш Instagram ожил.

    Поскольку наша стратегия — точечный выпуск продуктов, которые хоть и объединены одним стилем, но отличаются по назначению, какого-то собирательного портрета клиента нет. Парки, например, покупают молодые мамы. Они очень теплые, оснащены большим количеством фишек — для них продукт идеальный. Но эти же молодые мамы не покупают у нас косухи. Им просто незачем и некуда такое носить. Зато для активных модниц — как раз.

    Такое расслоение ЦА оправдано изначальной стратегией, но сейчас это становится проблемой. Поэтому сейчас мы выстраиваем бренд и корректируем стратегию, чтобы прийти к целевому знаменателю.

    Сейчас мы продвигаемся через соцсети. Для нас это самый эффективный формат. Делаем регулярный постинг по плану, пишем вовлекающие тексты, устраиваем розыгрыши и запускаем таргетированную рекламу в Instagram. Другие соцсети конкретно для нас работают хуже, поэтому и усилий к ним прилагаем меньше. В ближайшее время будем пробовать новые источники пиара.

    Очень сильно в продвижении помог грант, который мы выиграли в 2017 году. Одна компания давала женщинам, работающим в разных сферах, 5500 белорусских рублей (около 3000 долларов), чтобы они могли реализовать свои проекты. На полученные деньги мы создали коллекцию для женщин разных возрастов и организовали показ в Минске. Компания обеспечила нашему проекту серьезное пресс-освещение. Именно после этого нас стали узнавать. Мы воспользовались этим как трамплином и значительно увеличили продажи.

    Хотим, чтобы марка стала символом женского комьюнити

    Мы начинали втроем: я, Артем и портная. Сейчас нас 11 человек (портные экспериментального цеха, конструкторы, контент-менеджер, бренд-менеджер, менеджер по продажам) и еще есть сторонние производства, на которых мы размещаем заказы.

    В плюс мы вышли примерно через шесть месяцев после старта. И с тех пор наша семья зарабатывает на жизнь только этим. Примерно каждые полгода у нас возникает выбор: потратить заработанное на себя или вложить в бизнес. Пока побеждает желание работать. А отдохнуть когда-нибудь успеем, надеюсь.

    Сейчас наша одежда продается в Минске, Москве, Смоленске. Из других городов на нас выходили сами. Наш бренд стал «Открытием года» на первой Национальной модной премии Belarus National Fashion Award в конце 2017 года. А знаковая косуха появилась в программе «Модный приговор» на Первом канале в прошлом году.

    Скриншот с видео на YouTube-канале «Красный квадрат»

    Наш бизнес как никакой другой подлежит масштабированию. И мы собираемся использовать эту возможность по максимуму. Первый шаг на пути к цели — проведение сольного показа на 1500 человек в рамках Brands Fashion Show в апреле. Сейчас все силы направлены на то, чтобы максимально использовать эту PR-возможность.

    Мы очень хотим, чтобы наша марка была символом женского комьюнити, объединявшего бы осознанных женщин, которые с уважением относятся к себе, другим, окружающей среде. Сейчас у нас достаточная аудитория для того, чтобы почувствовать, что ты ответственен за то, какие ценности транслируешь. И мы работаем над тем, каким образом эффективнее доносить правильный месседж до нашей аудитории.

    Материал взят с https://probusiness.io/

  • Интервью Дарьи Лебедевой для Fashion Collection (Июнь 2018)

     

    Формула успеха

    Энергии и трудолюбию соосновательницы марки LSD clothing Дарьи Лебедевой можно только позавидовать: премия «Открытие года» Belarus National Fashion Award, показ в Китае – и это только начало. FC встретился с дизайнером, чтобы узнать, сложно ли женщине руководить маркой одежды и чего не хватает белорусской модной индустрии

     

    Fashion Collection: Дарья, ваш бренд стал «Открытием года» на первой Национальной модной премии Belarus National Fashion Award. Поздравляем вас и всю команду с заслуженной наградой!

    Дарья Лебедева: На самом деле мы не ожидали этой победы. Для нас участие в премии было своего рода авантюрой. Когда позвонили организаторы с предложением поучаствовать, мы с мужем переглянулись, подумали: «Мы же ничего не теряем», – и согласились. На церемонии награждения в ожидании результатов все хлопали нас по плечу и говорили: «Да мы уверены, что вы победите. Мы за вас голосовали!» Я же до сих пор думаю, что марка LSD clothing не настолько популярна, как некоторые считают, поэтому для меня победа стала совершенным открытием. Это наша первая премия в принципе, что, безусловно, очень приятно. Теперь у нас есть отличная строчка в резюме. Она далась нам нелегким трудом, ведь мы действительно за тот год успели сделать очень многое. Мало кто знает, но в конце августа LSD clothing презентовала коллекцию в Китае в рамках Международ­ного конкурса Golden Eagle. Это очень круто еще и потому, что наша марка открывала показ. В общем, премии получать здорово, но это отнюдь не самое важное, что может быть. Самое важное и ценное для дизай­нера – его клиенты. Если одежду покупают, любят и носят, а потом за ней возвращаются, это тоже премия.

    F.C.: Вы соосновательница и дизайнер своей марки. Сложно ли женщине руководить своим брендом?

    ДЛ.: Честно говоря, я никогда не задумы­валась, сложно это или нет. Поскольку всем процессом мы руководим вдвоем с мужем, у нас очень органично разделены обязан­ности. Я занимаюсь всем, что касается творчества и производства, поставками мы занимаемся вместе, а финансы, бухгалте­рия и общение с магазинами – дело Артема. Сотрудниками (их у нас семь, и еще плани­руется расширение) мы руководим вдвоем. Творчество и производство не могут быть отделены от бизнес-процессов, поэтому все решения мы принимаем совместно и управление сотрудниками тоже происходит совместно. Хотя говорить об управлении немного странно: в нашем коллективе сло­жились очень теплые дружеские отношения. Мы уважительно относимся к нашим работ­никам, которые тратят на нас свое время и силы, доверяют нам. Они понимают, для чего работают. Мы понимаем, для чего мы все это делаем. Мы команда.

    F.C.: Кем в большей степени является дизайнер – художником или бизнесменом? Как вам удается совместить творчество с коммерцией?

    ДЛ.: Творчество в fashion-индустрии – это такой маленький сегмент огромного про­цесса, происходящего за дверями марки одежды. Дизайнер зависит от очень многих требований модного бизнеса. Он всегда дол­жен быть в курсе, что и как продается, кто его покупатель, когда нужно входить в сезон­ность, чтобы увеличить продажи. Дизайнер непосредственно вовлечен во все бизнес- процессы – чистым творчеством его работу назвать нельзя. Если вы заметили, даже кре­ативные директора мировых брендов очень быстро уходят со своих постов, если марка показывает падение прибыли. Когда мне говорят, что я творческий человек, всегда смеюсь, потому что чувствую себя больше инженером, чем художником.

    Что касается коммерции и творчества, думаю, они более чем совместимы. По край­ней мере, так говорит наш опыт. Конечно, поначалу это «совмещение» давалось тяжело. После университета ты думаешь, что самое главное – это творчество, а нет! Главное – не проецировать на продукт собственные амбиции, а сделать так, чтобы он понравился женщинам – и его купили.

    То, что сейчас происходит в LSD clothing – это постоянный поиск компромисса между тем, что нравится мне, и тем, что купят наши девушки. Возможно, мне бы хотелось соз­давать больше вещей оверсайз, поиграть с мужской линией плеча в духе 8о-х. Но я знаю, что это не будет востребовано: у наших клиенток другие пожелания к одежде. Поэ­тому приходится искать компромисс.

    F.C.: Обязательно ли дизайнеру иметь специальное образование в сфере fashion- индустрии? Жены футболистов вполне благополучно создают свои коллекции и без образования. Что вы думаете по этому поводу?

    Д.Л.: Когда поняла, что хочу связать свою жизнь с дизайном (а было мне тогда 11 лет), я очень упорно и поступательно шла к осуществлению своей мечты. Окончила художественную школу, в которой обуча­лась на отделении текстиля, затем посту­пила в Витебский технологический универ­ситет. Училась у Таракановой (Людмила Тараканова, основательница и дизайнер бренда Tarakanova – прим. FC), которой очень благодарна. Параллельно получала образование в миланском университете Боккони – изучала управление модными компаниями люкс. Я всегда четко знала, кем хочу быть, и поэтому целенаправленно осваивала все смежные отрасли: стилиста, визажиста, организатора показов. Создала группу «Fashion band», которая занималась креативной поддержкой молодых дизай­неров. И воттолько после того, как поняла, что во всех отраслях модной индустрии у меня уже есть какой-то опыт и хорошая база, позволяющая делать что-то свое, ушла в свободное плавание. Поэтому как человек, получивший основательное образование и опыт работы в модной сфере (да и сейчас никогда не упускаю возможности пройти лишние курсы и послушать лекции), не могу сказать, что образование не важно и не нужно. Как раз-таки наоборот. Чем больше я прохожу какие-то курсы и слушаю лекции, тем больше понимаю, что ничего не знаю.

    И мне очень сложно представить, как чело­век, у которого нет десятой дол и тех знаний, которые дают в университете, может просто взяться за это дело. С другой стороны, я восхищаюсь такими людьми. Это ведь в какой-то степени подвиг: пытаться создавать свой продукт без определенных знаний и опыта.

    F.C.: А вы своим профессиональным взгля­дом можете отличить, кто создал коллек­цию – профессионал или любитель?

    Д.Л.: Когда дело касается международного уровня, речь идет о крупных игроках с огромными инвестициями. Взять, к при­меру, бренд THE ROW, принадлежащий актрисам-близнецам Мери-Кейт и Эшли Олсен. Их креативной командой руководила Надеж Ване-Цыбульски – профес­сионал высочайшего уровня. Поэтому говорить о том, что, к примеру, та же Виктория Бекхэм является непосредствен­ным дизайнером своей марки, нельзя. Ее должность – креативный директор: она может подавать идеи, влиять на развитие бренда, транслировать свой стайл через коллекцию, но за ее спиной всегда стоит профессиональный дизайнер, грамотно воплощающий все идеи. Лично для меня вышеупомянутые Victoria Beckham и THE ROW- одни из самых любимых мировых брендов, создающих высококлассный про­дукт. Их эстетика, то, в каком направлении они движутся, – это именно то, что нужно современной женщине.

    F.C.: А что нужно современной женщине? В чем, на ваш взгляд, она нуждается?

    ДЛ.: Я считаю, что у каждой женщины есть абсолютное право одеваться и выглядеть так, как ей нравится. Если в свои 40 ей захотелось надеть розовую мини-юбку – пожалуйста, лишь бы это не противоречило ее внутреннему миру. Я против какого-либо диктата относительно внешнего вида. Это личное дело каждого человека. Моя задача как основателя и дизайнера бренда – предоставить своим покупательницам достойный выбор. LSD clothing работает в сегменте casual. Наша цель – создавать качественную одежду на каждый день: ком­фортную, стильную, удобную. И пусть жен­щина сама выбирает, что ей носить: Victoria Beckham, Беллу Потемкину, LSD clothing или что-то еще.

    F.C.: Влияют ли социальные сети на вкусы и предпочтения современных девушек?

    Д.Л.: Очень. Особенно это касается поколе­ния Z, которое просто с головой ушло в соци­альные сети. Если посмотреть на девушек 15-17 лет, которые приходят на маркеты со своими мамами, их стиль кардинально отли­чается от всего остального. Эта молодежь очень любит быть в группе, соответствовать трендам. Если взять, к примеру, белорус­ских представителей поколения Z, одеваю­щихся по моде, и сравнить их с московскими авангардными подростками, они абсолютно ничем не будут отличаться. Это, с одной стороны, очень круто, ведь до них инфор­мация доходит быстрее, лучше и качествен­нее, а с другой, им настолько нравится быть признанными своими собратьями, что они становятся копиями друг друга.

    F.C.: Вы знаете своих клиентов? Можете их охарактеризовать?

    ДЛ.: Ответ на вопрос, кто является целе­вой аудиторией LSD clothing, занял у меня последние два года. Ответить на него было отнюдь нелегко. Когда дизайнер заяв­ляет, что его целевая аудитория – моло­дые женщины в возрасте от 20 до 35 лет, преуспевающие, социально активные и т. д., он фактически говорит ни о ком. Моей задачей было максимально точно опре­делить контингент наших покупателей. Проследив, кто часто к нам приходит и, что очень важно, возвращается, мы сумели это сделать. Наш постоянный клиент – это само- развивающаяся, активная молодая мама, работающая в сфере, связанной с частым общением с людьми. Она любит ходить в кафе с друзьями, ребенок никоим образом ее не ограничивает. И, что очень приятно, наши клиентки – умные женщины. Призна­юсь, я этим сильно горжусь! Абсолютно с каждой девушкой, которая покупает наши вещи, я могу разговаривать часами. Наши покупательницы всегда чем-то интересуются, много путешествуют, у них огромный инте­рес к жизни. Мои клиентки-удивительные люди. Рада, что именно они выбирают нашу одежду.

    F.C.: Охотно ли белоруски покупают отече­ственных дизайнеров?

    ДЛ.: Да, вполне. Другое дело, очень жаль, что наши дизайнеры мало насмотрены, и поэтому белорусская мода в определен­ном смысле аутентична. С одной стороны, это хорошо. Ты создаешь продукт, который отличается от всего остального, что про­изводится методом копирования каких-то мировых трендов. Но, с другой, очень плохо, потому что белорусские дизайнеры пере­стают ощущать себя в мировом контексте, а это значит, их перспективы выхода на мировой рынок ничтожно малы.

    F.C.: Чего, по вашему мнению, не хватает белорусской модной индустрии?

    Д.Л.: Всего. Да, у нас есть Неделя моды, на которой дизайнеры имеют возмож­ность показывать свои коллекции. Но не налажен механизм продаж, нетбайеров. Ты производишь продукт, но не можешь потом его продать. В случае с Беларусью Неделя моды – это витрина, за которой ничего не стоит. А должно быть абсолютно по-другому. Любому бизнесу нужна твер­дая профессиональная почва. Мне очень нравится пример поляков. Чтобы постро­ить модную индустрию с нуля, они начали с фундамента. Организовали институт, пригласили итальянских специалистов с колоссальным опытом, воспитали первое поколение профессионалов. Конечно, наладили работу текстильных заводов. Плюс огромное количество денег инве­стировалось в искусство. Буквально за семь-восемь лет полякам удалось создать свою модную индустрию. Сейчас о поль­ской моде можно говорить абсолютно уверенно, ведь польских дизайнеров носят Рианна, Леди Гага. Их бренды уже крутят многомилионные обороты, а все почему? Потому что изначально все делалось грамотно. У нас, к сожалению, все наобо­рот. Мы пошли от последствий, а не от базиса. А вообще Беларусь – это огром­ное поле для дизайнера. Ведь здесь все только начинается. У наших дизайнеров есть просто уникальная возможность не встраиваться, как винтик, в существующий механизм, а самим этот механизм создать и занять в нем свою нишу.

    F.C.: Что бы вы изменили во внешнем виде наших девушек и женщин? Какой бы вы хотели видеть современную белоруску?

    ДЛ.: Наши девушки, процентов 95, посто­янно недовольны собой. Они хотят в себе что-то изменить, прокачать, улучшить. Мне хочется просто от души им сказать: «Хватит! Прекратите! Вы прекрасны такие, какие вы есть. Несите это в себе. Культивируйте любовь к себе, и от этого изменится все: и настроение, и выбор одежды, и выбор профессии, и выбор мужчины». Почему-то наши женщины на подсознательном уровне считают, что они должны страдать и делать все, чтобы преобразовать себя в лучшую сторону. Это очень сильно сказывается в том числе и на их стиле: определенная ско­ванность, выбор фасонов, подчеркивающих грудь и талию. Я знаю очень многих деву­шек, которым нравятся прямые силуэты- трапеции. Они бы с удовольствием носили такие фасоны, но выбираютто, что одобрит их муж или парень: узкие юбки-карандаши, приталенные платья, высокие каблуки. Мне бы хотелось привить белорускам любовь к себе, чтобы они смогли, наконец, выби­рать то, что нравится, в первую очередь, им самим. Вот это я бы точно изменила. Когда мы были в Париже, я в буквальном смысле слова не могла оторвать глаз от парижанок. Даже если они одеты во что-то безразмерное, в них столько чувства собственного достоинства, уверенности, сексуальности! Глядя на этих женщин, ты понимаешь, что они гордятся собой и любят себя. И если, к примеру, сравнить их с нашими девуш­ками, закованными в эти узкие притален­ные фасоны и высокие каблуки, не знаю, в ком больше любви и сексуальности.

    F.C.: Расскажите подробнее о стиле пари­жанки.

    Д.Л.: О, французские женщины меня поко­рили. Я никогда не думала, что мифы об их стиле, красоте и грации реальны, но это чистая правда. У парижанок очень про­стая униформа. Они любят мужские пид­жаки с большими плечами, узкие джинсы скинни, удобные замшевые ботинки на невысоком каблуке. Такая Изабель Маран в чистом виде. К тому же они как никто умеют носить шарфы. У парижанки из огромной сумки могут торчать багет, сэнд­вич и бутылка воды. Получается уютный живой кокон, на который хочется смотреть не отрываясь. У французских женщин дру­гой подход к уходу за собой. Белоруски, и я в том числе, очень любят макияж. У них женщины много времени уделяют уходу за собой, походам к косметологу. Но на их лицах минимум косметики: прокра­шенные ресницы, немного румян – и все.

    И при этом они настолько красивы, свежи и сексуальны! Смотришь на них и думаешь: «Боже, я хочу быть парижанкой!» Навер­ное, всем славянским женщинам нужно пожелать, чтобы они были парижанками в душе.

    F.C.: Какие планы на будущее у вашего бренда?

    Д.Л.: Планы на будущее у нас очень про­стые: больше продаваться, расширяться, завоевывать новые рынки. Недавно ученые разработали ткань, которая имеет абсо­лютно натуральный состав и при этом не мнется. Очень хотелось бы иметь доступ к такого рода разработкам, ко всем новин­кам текстильной промышленности. Пла­нируем больше путешествовать, ездить на различные выставки и показы, следить за мировыми тенденциями (возможно, что-то подсматривать). Но самые главные наши планы – выходить на новые рынки и поко­рять новые горизонты.

    F.C.: Вы могли бы назвать себя успешной женщиной?

    Д.Л.: Я могу назвать себя молодой целе­устремленной женщиной, которая движется в верном направлении.

    Огромное спасибо Fashion Collection, Анастасии Карасевой и Татьяне Плющай за внимание к нашей марке!

    *Текст взят с Fcollection.by

  • Мы это сделали! о том, как мы делали показ на 260 человек

     Краткое содержание предыдущих серий:  я выиграла грант Активия на самореализацию, в рамках которого мне нужно было приготовить 30 универсальных луков, подходящих для всех возрастов и организовать показ на 260 человек.

    Утром 6 июля в день первого большого показа нашей марки LSD clothing мы с Артемом везде опаздывали. Накануне мы провели несколько сумасшедших дней, бодрствуя нон-стоп с небольшими перерывами на трехчасовой беспокойный сон, и видимо сил для прибытия на площадку вовремя просто не осталось.

    Мы были в 30 минутах от НЦСИ, когда Артему позвонили и сообщили, что водитель Bongenie уже совсем скоро привезет макаронс для гостей. Одновременно с этим разрывался мой телефон. Несколько волонтеров уже были на месте, подъезжал к Минску поезд с нашей витебской командой, специалисты по свету были в пути. Без остановки пищал вайбер. Мы опаздывали всего лишь на 15 МИНУТ. День Х начался.

     

    Последние несколько месяцев я жила на ежедневной литровой дозе кофе. Без этой лошадиной порции кофеина я бы просто не справилась с огромным наплывом звонков и сообщений. Самым сложным для меня было сформировать «тот самый» партнерский пул. Мне нужны были не просто визажисты и стилисты, не просто модели, не просто обувь. Мне нужны были именно «наши» люди, горящие своим делом, высоко профессиональные, организованные, техничные. И я горжусь каждым логотипом, который размещен на нашем пригласительном. За каждым нашим партнером стоит прекрасный человек: будь то Инна Липкович, великолепный стилист Berrywell, с которой мы подробно обсуждали каждую деталь образа, придуманного Никитой. Или Анжелика Баклага, руководитель школы Makeupangelo,  словившая суть необходимого макияжа всего лишь по одному фото, и не побоявшаяся отказаться от намеченной концепции уже в день показа. Или Тамара Гончарова, которая лично присутствовала на ключевых моментах подготовки показа, направляя и контролируя каждую модель своего агентства.  Это правда великолепные люди, я получила колоссальное удовольствие от работы с ними.

     

    Но не все так радужно. До заветных слов «Да, мы с вами поработаем» были и периоды отчаяния, откровенные провалы, неудачи. Иногда меня преследовало стойкое ощущение, что возводить конструкцию с названием «показ» все равно что строить карточный домик на сильном ветру: пока ты спасаешь одну сторону, сносит другую.

    Ты одновременно Санчо Панса, Сизиф, Геракл и всегда уставший человек. Если бы не помощь наших самоотверженных друзей (спасибо вам, Полина Карпилович и Никита Апенка), то этот   малобюджетный показ вряд ли бы состоялся. Пока Никита искал музыку для показа, делал пригласительные и продумывал стайлинг, а Полина вызванивала специалиста по свету и договаривалась с Lillet, я дошивала коллекцию, вела переговоры с Баскони, искала моделей, фотографов. Артем бесконечно координировал все процессы от печати флажков до привоза аппаратуры на площадку.

     

    Мы с командой постоянно поддерживали друг друга и были на связи без преувеличения круглые сутки. Вместе плакали от восторга, когда Никита со словами «обезьяны, слушаем первый трек»скинул невероятно прекрасную музыку, от которой сначала побежали мурашки у нас, а потом и у 260 зрителей на показе. Обнимались с конструктором и портными, когда удалось отшить именно то, что нужно после трех неудачных макетов. Радовались с Полиной, когда удавалось уговорить сотрудничать очень нужного специалиста.

    Это потрясающее мероприятие без преувеличения коллективный результат множества людей. Но это я говорю сейчас, а тогда, утром 6 июля, я переживала придут ли все волонтеры, сможем ли мы все сделать вовремя, сумеют ли подключить все телевизоры как задумывалось, хватит ли стульев, все ли в порядке с техникой.

     

    Стульев конечно не хватило, пришлось экстренно дозаказывать еще, электричество на бэкстейдже отрубилось прямо в разгар подготовки моделей к показу, Никита три раза менял проходку, добиваясь идеального результата, мы выбивались из тайминга, сотрудники музея просили сделать музыку тише, ехал главный инженер чинить свет, фотографы в огромном количестве все прибывали на бэк, Царуков заставил девочек искать тряпку протирать отпечатки пальцев на развешенных картинах, все носились, НЦСИ напоминал огромный улей, но … всё было спокойно.

    Несмотря на суету, все были абсолютно расслаблены. Успевали отвешивать друг другу комплименты, заботливо предлагать сокомандникам йогурты Активиа, ободряюще хлопать по плечу волнующихся. Это была уникальная атмосфера доверия, поддержки и не побоюсь этого слова любви.

     

    Сам показ прошел для меня как во сне. Помню, как поднимаюсь по лестнице после своей как всегда эмоциональной, бестолковой и экспромтной речи наверх, дальше провал, очнулась уже перед журналистами на слове «Баленсиага». Поняла, что втираю людям какую-то дичь, быстро свернула словесную шарманку и пошла выпить наконец шампанского и снять до смерти надоевшие каблуки. Меня поздравляли с успехом, обнимали, дарили цветы, но правда в том, что все поздравления я делила ровно на 62 человека, которые были в этот день с нами. Каждый из них с полной отдачей выполнял свою часть работы. Каждый из них был вовлечен на сто процентов, и отдавал сто процентов своих сил.

    Это невероятное приключение подходит к концу. Мой стол завален цветами и открытками, директ разрывается от сообщений, наша папка «СМИ о нас» полнится ссылками.
    Но нам с Артемом уже некогда останавливаться, чтобы оглянуться назад. Завтра наступит новый день, где слишком много свободного места для наших новых достижений.

    «Обезьяны, слушаем первый трек» (с) Никита

    Автор — дизайнер LSD clothing — @darialebezeva 
    Отдельное спасибо Дине Данилович и Даше Лысковец за атмосферные фото.

     

  • История о самой важной съемке, красоте без границ и немного о доверии

     

    Всем привет!

    До показа осталось три недели, а это значит, что пришло время заливаться литрами   кофе, нервничать, а еще предвкушать самое настоящее волшебство, которое случится уже 6-го июля.

    У нас пока все спокойно, мы вошли в очень размеренный темп подготовки: новое изделие-фиттинг-правки-отшив. Процесс проходит как у серфингиста: если ловишь волну – ты король всех обстоятельств, но стоит зазеваться, как эти же обстоятельства всей мощью неожиданности прикладывают тебя форс-мажорами по голове. Но, повторюсь, все очень спокойно. Зловещее затишье перед адреналиновой бурей, гг.

    Две недели назад у нас прошла имиджевая съемка, в которой мы с командой постарались отразить суть нашей коллекции. До этого мы с Артемом (этот тот терпеливый викинг, который отвечает на директ в 2 ночи, а еще по совместительству мой муж) гонялись по всему Минску за протеями, потому что стилисту Никите нужны были именно они, в определенном цвете, в определенном количестве и определенной пышности. С фотографом Игорем мы созвонились, наверное, раз 20 (он меня проклял), пытаясь найти идеальную локацию для съемки. Мы, конечно, ее нашли, и она так нам понравилась, что мы решили провести там показ (и, ребята, это будет девственно чистая, никем не использованная, потрясающе свежая и в такой же степени сложная площадка).

    На съемках Игорь и Никита, эти адепты трудоголизма, эти фэшн фанатики, творили какую-то эстетскую магию, и все, что мне оставалось делать – это восторженно визжать, заглядывая им через плечи в объектив.

    Снимали мы в черной-черной комнате, и каждый раз, когда Никита не торопясь выплывал оттуда с непроницаемым лицом, я бросалась ему наперерез с воплями «Красиво??!!». Никита важно кивал и отвечал: «Дашууль, ну красиво, красииво, иди вон на стульчик посиди».

    Поскольку наша история о красоте, гармонии и принятии себя именно в возрастном контексте, нам никак было не обойтись без харизматичной и жизнерадостной модели в возрасте. И мы нашли ее благодаря Юле Лейдик. Полная энергии и энтузиазма красавица Маргарита Тимофеевна 78 лет, покорила меня с первого взгляда. Не скрою, я  переживала понравится ли ей наша одежда. Ее оценка была для меня крайне важна, ведь эта коллекция по задумке должна подходить и нравиться каждому возрасту. Я вздохнула с облегчением, когда Маргарита Тимофеевна с восторгом посмотрела на себя в зеркало в нашем платье.

    Мы с максимальной бережностью отнеслись к нашим моделям: античной богине Диане и вечно юной Маргарите Тимофеевне. Нам очень важно было передать ИХ историю, снять ИХ состояние, а не использовать наших моделей просто в качестве чистого холста для картины дизайнера. В нашем художественном арсенале был только нюдовый макияж. Правда, ЛУЧШИЙ нюдовый макияж (спасибо, супер профи Катя Эйфория!). В общем мы оставили все максимально натуральным, и я крайне довольна таким решением: история получилась очень личной, воистину прекрасной!

    И в заключение несколько слов о доверии. С самых далеких студенческих пор я свято убеждена, что обязанность хорошего дизайнера – концентрироваться, сорри за тавтологию, на дизайне вещей. На их носибельности, коммерческой пригодности, грамотном расположении коллекции в ассортиментой матрице, развитии и эстетике бренда. А вот стайлинг, как ключевую позицию в формировании визуальной стороны марки, лучше оставить профи, которые в рамках ВАШЕЙ  философии смогут проявить СВОЮ фантазию. Вовсе незачем дизайнеру маниакально следовать своей (иногда замыленной и слабой) идее, прессингуя всю команду. Единственная хитрость – это найти таких людей, с которыми ты творчески дышал бы в такт. И тогда этот мощный резонанс способен на действительно гармоничные, до слез в глазах и боли в груди, вещи. Спасибо вам огромное, Игорь Царуков и Никита Апенка, за то, что каждый раз у нас с вами случается тот самый резонанс.

    Надеюсь и вы прочувствуете всю красоту и необычность получившихся кадров. Осталось ждать совсем недолго)). Кроме того, мы готовим для вас видео сюрприз от замечательной минской художницы, чьи работы каждый раз ранят меня своей злободневностью и остротой подачи в самое сердце. Как же не терпится показать вам плоды наших упорных трудов, но терпение..

    PS: благодарим за невероятно атмосферные  и эстетские фото бэкстейджа Дину Данилович.

     

    Автор — @darialebedzeva
    Инстаграм марки — @lsd.clothing

  • Как мы получили грант от Активия, и что из этого выходит

     

    Всем привет!
    Меня зовут Лебедева Даша (@darialebedzeva). Год назад я основала марку минималистичной одежды Lifestyle Simple Design Clothing (сокращенно LSD clothing), а еще полтора месяца назад выиграла грант от Активия Беларусь в размере 5500 бел руб (2700$). На финале проекта я защитила идею создания коллекции одежды, которая подчеркивала бы красоту каждого возраста.

    Тема старения – физической и моральной трансформации женщины – далеко не самая очевидная для создания модной одежды. Да и вообще вопрос в целом неудобный, особенно для фэшн индустрии. Там культивируется вечная молодость, свежесть и красота, а морщины, пигментные пятна и любые другие естественные признаки старения – это враги, с которыми нужно отчаянно бороться.

    Моя коллекция – это размышление на тему поисков гармонии с собой в разном возрасте.

    Моя задача – показать, что каждый жизненный этап красив в своей естественности, что фанатичное стремление соответствовать ложному идеалу – это тупиковый путь к обретению счастья. Что принятие себя и своих трансформаций – это первый огромный шаг на пути любви к себе. Это не означает, что нужно отменять походы к косметологу, пластическому хирургу, бросить диету и спортзал. Вовсе нет. Это значит, что нужно почувствовать разницу почему вы подвергаете себя «улучшайзингу»: из любви или из ненависти к себе.

    Обещаю, что это последнее лирическое отступление).

    Итак, передо мной стоит задача создания коллекции минимум на 25 луков, имиджевая съемка и организация показа минимум на 150 человек.

    Я очень рада, что мой ментор Кардаш Оля организовывает самые ожидаемые и красивые показы Беларуси. Есть у кого попросить совет!

    Создание коллекции – динамичный процесс для меня. Я знаю, что существуют дизайнеры, которые очень упорядоченно работают: сначала проработка источника инспирации, отрисовка коллекции, единично и образам, потом создание лекал и т.д. У меня все происходит …эээ ..не так. Эскизы постоянно дорабатываются и трансформируются, коллекция то уменьшается, то пополняется, конструкции то упрощаются, то усложняются. Для стороннего наблюдателя это настоящий хаос, но для меня это тотальное слияние с процессом. И конечно нет ничего более магического, чем воплощение двумерного эскиза на листе бумаги в объемный носибельный объект. Это каждый раз магия какая-то! Уверена, каждый дизайнер «сидит» на этой пигмалеоновской наркоте, и именно поэтому у нас так много людей, готовых творить без денег и продаж.

    Для моего ментора Оли я не самый лучший подопечный – у меня всегда все в процессе, и я слишком стремлюсь к самостоятельности, старательно делая все сама по максимуму. Не последнюю роль в таком подходе сыграло то, что я интроверт, и любой новый контакт с человеком для меня настоящее испытание на прочность (что уж говорить про организацию съемок и показов – там-то нереальное поле для личностного челленджа).

    Сейчас мы готовимся к съемкам имиджевой истории. В студии шьются луки для фотосессии. Все проходит не совсем гладко: то, что я рассчитывала снимать, сильно задерживается, поэтому я очень нервничаю.

    «Имидж» – это крайне важная часть представления коллекции. В ней максимально красиво и кратко раскрывается идея коллекции, в этот момент ты уже переходишь с людьми с вербального языка на визуальный. А это всегда интуитивное общение, и всегда моментальный отклик – трогает-не трогает.

    Поэтому после интенсивной работы у себя в студии я еще до ночи зависаю на телефоне, общаясь с фотографом, визажистом, моделью и стилистом, координируя процесс. До съемки осталось 3 дня, мне нужно очень много успеть!

    Мне всегда очень везет на людей в работе). Это настоящие фанатики своего дела, перфекционисты, которым нужно получить максимально качественный продукт. От Царукова (фотограф Игорь Царуков) вполне нормально прочитать: «нашел то, что нужно, еду смотреть, но возможно стенки придется перекрасить». От стилиста Никиты в порядке вещей получить: «нашел обувь, если тебе понравится, я ее возьму и отрежу задник. Будет как у acne, оч красиво!»

    И я обожаю свое дело за возможность работать с такими людьми.

    Продолжение следует…

    Автор — @darialebedzeva
    Аккаунт марки — @lsd.clothing
    Активия Беларусь  —  @activia_belarus